torrtue: (Default)
[personal profile] torrtue

59

Если бы сообщество Pora_valit существовало четыре столетия тому назад, то модераторами его были бы блоггеры Никифор Григорьев, Сафон Кожухов, Казарин Давыдов и Федька Костомаров. Постили бы из ЛондОна, как хорошо там, и как херово на Руси. Крыли бы Борьку Годунова матюками, и пели бы лазаря бы о скудости замоскворецкой обыденьщины. Кто они такие: Никифор, Сафон, Казарин да Федька? Рассказываю.

30 июля 1602 года на корабле из Архангельска, который был основным портом по торговле России с Англией, отправились четыре недоросля из дьяческих семейств, то есть представители тогдашней русской интеллигенции. Их отцы были дьяками или подьячими, то есть чиновниками. Значит, молодые люди были, по крайней мере, обучены грамоте. Имена их я упомянул выше. Ехали они «для науки латынскому и английскому и иных разных немецких государств языков и грамот». Все для нас тогда были немцами, потому что в русском языке не сильны.

Борис Годунов велел заботиться о них бывшему тогда в Москве английскому купцу Мерику и вручил ему личное письмо для королевы Елизаветы с просьбой дать студентам образование, но не склонять их к чуждой нам английской вере.     

Времена тогда стояли голодные, и только по личному приказу государя из специальных запасов студентам выделили продуктов, в том числе четыре пуда соленой семги и четыре ведра вина. Виноградных вин у нас тогда не водилось, вино гнали из пшеницы.      

До Лондона добрались без приключений. Англичане юношей встретили достойно, дружелюбно, сама королева, прочтя письмо своего русского друга, велела отправить их в лучшие университеты. Так что каждый попал в свой. Неясно, зачем их нужно было разделять, но, может быть, соображения были самыми разумными — пускай русским молодцам, не с кем будет болтать на родном языке. Так они быстрее выучат английский.      

С осени 1602 года студенты приступили к занятиям.      

Они учились, доедали семгу, а о них благополучно забыли.      

Борис Годунов умер, началось Смутное время, все воевали со всеми, какие уж тут университеты и студенты!      

Но прошло одиннадцать лет, и в России все утряслось. На престол в 1613 году взошел Михаил Романов, чиновники уселись за столы и принялись разбираться в бумагах. И тут в приказе иностранных дел кто-то увидел грамоты о командировании за государственный счет четверых юношей.      

Вот тут-то все и началось. Стали из Москвы в Англию посольства слать, чтобы, значиться, дьячих отпрысков на родину возвернуть.

Но вот что выяснили русские послы. Выпускники Итона и Кембриджа Афонька Кожухов и Казаринко Давыдов уплыли «гостями», то есть торговцами, в далекую колонию Индию. Федька Костомаров поступил на службу к королю британскому и отправлен посланником в Ирландию. И лишь Никифор Григорьев пребывает в Лондоне, где-то продолжает учиться, но возвращаться в Москву не спешит. И больше того, без всякой боязни этот Никифор встретился с послом Зюзиным, благополучно три дня пил с ним русское вино, а потом откланялся и исчез.      

И последующие послы так же вернулись несолоно хлебавши. А это уже был невыносимый непорядок.      

И поэтому, когда в 1615 году в Англию отправилось новое посольство Ивана Грязева, ему был сказано: чтобы без недорослей не возвращаться! Вам это может показаться смешным, но в те годы Россия встала на дыбы. Как так можно не хотеть возвратиться!      

Приехал Грязев, проверил. И в самом деле, двое учредили фирму, и у них в Индии свой торговый дом, даже между собой говорят на непонятном английском языке, а с индийскими дикарями на ихнем!      

Костомаров все еще выполняет поручения английской короны в Ирландии, и также на английском языке. А вот с Никифором, который еще так недавно отечественное вино кушал, получился полный конфуз. Знаете, чему он учился, да не сказал предыдущему послу? Учился о вражеской вере, а от «веры православной отступил и неведомо, по какой прелести, в здешние попы стал».      

Что ж, решил Грязен, хоть с Никифором, разберемся по-нашему, по-российски! Он знал, где живет отступник. Посольские охранники выследили Никифора, схватили и в закрытой карете привезли к Грязеву. Там его заперли и с утра до вечера рассказывали, как его накажут на родине. И требовали, чтобы он раскаялся.      

Никифор сопротивлялся и возражал с сильным английским акцентом, что особенно распаляло посла, и тот уверенно тыкал кулаком в рожу отступнику.      

Попросившись по большой нужде, Никифор через крышу сбежал из посольства и скрылся. Найти его не смогли.      

Но на этом дело не кончилось. Ох уж и упрямы были наши предки! В 1617 году в Англию отправилось новое посольство. С хитрым приказом схватить беглецов, запереть в посольском доме, но «с великим остережением, а тесноты и нужды им ни в чем не чинити, чтобы их тем не отогнати, во всем их тешить».      

Следующий шаг посольства был такой. Оно обратилось в Королевский совет с требованием отдать беглецов. А Королевский совет ответил совсем уж непонятно. Если кто из русских хочет возвратиться домой, то никто их в Англии удерживать не может, потому что они — свободные люди в свободной стране. Но уж если они возвращаться не пожелают, тогда простите!      

Послы были в полной растерянности. Какие такие свободные люди? Разве люди бывают свободными?      

В 1621 году — через двадцать лет после отправки недорослей в Лондон прибыло еще одно, последнее и решительное, русское посольство, чтобы уж совсем испугать этих британцев. Ему было приказано на приеме у короля «промышлять накрепко» о возвращении студентов! А если этот король станет упрямиться, то сказать ему так же решительно, что мы его не простим! И английским купцам тогда к нам лучше не соваться!      

А «робяткам» было передано, что в Москве их ждет царская милость». Можно представить, как затряслись поджилки у бывших студентов, когда они услышали эти ласковые словечки.      

Но потом выяснилось — правда или нет, никто никогда не узнал, — что судьба торговцев в Индии неизвестна. Вернее всего, они убиты в боях, а посольский работник Костомаров уж года три неизвестно где. И только один Никифор Григорьев согласен встретиться с послами, не лишь в сопровождении английского официального лица.      

И тут уж получился совсем конфуз.      

Посол и посольские кинулись к Григорьеву с объятиями, но сорокалетний «ребенок» на иконы креститься не стал и сказал, что это дикое суеверие. С тем и ушел.      

Так и кончилась эта история.      

Остается только сказать, что ко времени последнего посольства Никифор Григорьев получил приход в Гетингдоншире. Четверть века он проповедовал там, родил восьмерых сыновей, не знавших по-русски ни слова, а умер уже в 60-е годы в глубокой старости, оплакиваемый своими прихожанами, которые знали его как пастора Майкифера Элфери.      

Судя по всему, из всех студентов, отправленных за рубеж в либеральную эпоху Бориса Годунова, ни один домой вернуться не захотел. Ни из Любека, ни из Швеции, ни из Англии.    

И на сто лет этот эксперимент прервался.

По книге Кира БУЛЫЧЕВА "Тайны Руси"

July 2013

S M T W T F S
  123 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21222324252627
28293031   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 11:02 am
Powered by Dreamwidth Studios